На указанный почтовый адрес

отправлено письмо с ссылкой
для подтверждения подписки.
Главная → Очерки наших читателей → Арктические широты

Арктические широты

 Елена Маевская

г. Екатеринбург

 

                                         Как всё начиналось.

Если меня попросят назвать самые яркие впечатления моей жизни, я без тени сомнения отвечу: арктические путешествия. Арктика – особенный мир, он забирает душу сразу и навсегда. Бескрайние просторы, холодная прозрачность чистейших рек, чувство погружения и единения с природой – всё это она, Арктика…

Честно говоря, я не могу себя представить загорающей на пляже где-нибудь на курорте, зато легко могу представить идущей по тундре с рюкзаком, вываживающей хариуса или арктического гольца, наблюдающей за резвящимися детёнышами песцов и многое-многое другое. А начиналось всё с банального любопытства. Да-да, именно с любопытства. Помнится, давно меня мучил вопрос: какая она, тундра? Вроде бы близко, но ни разу там не была. К тому времени были пройдены маршруты по Среднему, Южному и Северному Уралу, Байкалу, Алтаю, Башкирии, но тянуло почему-то в тундру.

Первое знакомство с землёй вечной мерзлоты состоялось лет восемь назад, это был сплав по реке Собь с радиальными вылазками на вершину массива Рай-из.

После этого похода вопрос о местах проведения всех будущих отпусков был решён окончательно и бесповоротно: только Север.

После этого были три года шатаний по Полярному Уралу. Кара, Макар-Рузь, Харбей, Пайпудынские хребты… Про эти места можно рассказывать долго, но сейчас мне хочется поведать именно про Арктику. Поэтому просто покажу, что наиболее запомнилось из тех походов: первые встречи с оленеводами, растущие прямо на горе кристаллы горного хрусталя, обилие непуганых птиц и зверей, пороги горных рек.

 

 

Великолепна природа Полярного Урала, но любопытство гнало дальше, ещё севернее. И вот настало время, когда мечты превратились в планы, а планы – в реальность.

Я не буду подробно описывать наши походы, каждый из них заслуживает отдельного рассказа. Хочется поделиться именно ощущениями от пребывания в удивительных по красоте местах. Поэтому расскажу только о самых ярких впечатлениях.

 

                                Река Юрибей и Байдарацкая губа.

Если взглянуть на карту, то можно увидеть не одну реку с таким названием. Наш Юрибей пересекает полуостров Ямал и впадает в Байдарацкую губу Карского моря. Почему был выбран именно Юрибей? Во-первых, очень хотелось взглянуть на уникальный мост, который является одним из самых протяжённых мостов в России и самым длинным мостом в мире за Полярным кругом. Протяжённость моста около 4 километров, он построен при помощи специальных технологий, которые не наносят вреда экосистеме реки – ведь Юрибей также является промысловым центром по добыче рыбы (здесь нерестится северная белорыбица - муксун, нельма, щекур). Во-вторых, была слабая надежда добраться до «края земли» - берега Байдарацкой губы. Ну и пусть это ещё не совсем море, но тем не менее…

Лодки скользят по водной глади, Юрибей поражает своими просторами.

Нам сказочно повезло, ненцы пригласили с собой на морскую охоту. О такой удаче мы даже не мечтали: мало того, что увидим «край земли», но ещё выйдем в море и увидим  настоящий местный промысел. Поэтому катамаран, привезённый с собой, остался в стойбище, а мы на двух казанках (трое ненцев и наша группа из четырёх человек) движемся к устью Юрибея.

Берега Юрибея очень красочны, сначала это обрывистые осыпи высотой до 20-25 метров, по мере приближения к устью высота берегов уменьшается, они распадаются на отдельные холмы, между которыми лежит снег. Высокие берега постоянно осыпаются, именно там и находили останки мамонтов. Кстати, во время нашего пребывания нашли ещё одного мамонта, зарыли и вызвали учёных. Конечно же, видели знаменитый мост.

 

 

            Встречались нам и выходы вечной мерзлоты. В расщелинах скал выступает многовековой лёд, на котором лежит тундра. Естественно, причалили и потрогали руками, разве можно было упустить такую возможность.

Если поначалу по берегам попадались редко стоящие чумы, то по мере продвижения к морю и они исчезли. Наконец вдали показались строения фактории Усть-Юрибей. Это торгово-снабженческий и заготовительный пункт в промысловых районах севера. На фактории постоянно живут два человека, имеется своя пекарня. Нас встретили очень радушно, накормили вкусным ужином. Сильно задерживаться не стали, торопились в море.

  

Высоких берегов уже нет, да и те, что есть, слегка видны на горизонте. Входим в Юрибейский залив, душу переполняет ощущение простора, очень много птиц, ощутимо тянет холодом. И вот оно, воплощение нашей изначальной мечты – берег Байдарацкой губы, «край земли». Мне сложно передать те чувства, которые меня тогда переполняли: это и какая-то первозданная радость, и ощущение малости человека в этом просторном мире, и гордость оттого, что у нас всё получилось.

 

 

            А дальше было море. У ненцев есть интересный обычай: при выходе в море нужно выпить кружку воды из-за борта. Как нам объяснили, «чтобы пить воду сверху, а не снизу». Обычаи надо чтить, вода на вкус слабосолёная, вкусная, похожа на минералку. И очень холодная.

            На море штиль, тишину нарушает лишь шум моторов, кругом только вода, даже птицы исчезли. Впереди встают причудливые очертания, они переливаются искристым разноцветьем: бирюзовые, сиреневые, перламутровые, золотистые. Бог ты мой, это же лёд! Не верю своим глазам, на дворе середина июля. Действительно, лёд, мы уже плывём среди льдин причудливой формы и пристаём к краю ледяного поля. Изумлению нет предела, мои товарищи ошарашены не меньше. Даже в самых смелых мечтах мы не могли предположить, что доведётся посреди лета ходить ногами по льдам Байдарацкой губы.

 

 

Ну и собственно об охоте, свидетелями которой нам посчастливилось побывать. Вообще, морской зверобойный промысел — традиционное занятие ямальских ненцев. Основными объектами охоты являются нерпа и морской заяц (лахтак). Ведётся охота либо со льда, либо с лодки. Сложность охоты с лодки в том, что зверя нельзя сразу подстрелить, иначе он уйдёт на дно и достать его будет невозможно. Расскажу, как всё происходило в нашем случае. Увидев нерпу, нужно было её ранить, стреляли в глаз. После мчались на лодке к тому месту, где нерпа должна была всплыть. Когда раненая нерпа всплывала, её гарпунили и гарпунер «вел» зверя на длинной верёвке до тех пор, пока она не уставала сопротивляться. Затем нерпу подтягивали к лодке и вытаскивали на лёд. Нашими охотниками за тот выезд были добыты несколько нерп и один лахтак. Охота продолжалась всю ночь, утром небо заволокло, опустился туман, и мы стали собираться на берег.

 

 

Обратный путь на берег был очень некомфортным. Полил дождь, поднялся ветер, а, следовательно, и волна. Кроме того, по мере приближения к побережью лодка часто садилась на мели, приходилось выскакивать и сталкивать её на воду. Когда причалили, на нас места сухого не было, несмотря на «правильную» одежду. Быстренько насобирали плавня, развели костёр в бочке, отогрелись и в ожидании прилива упали спать. А дальше была обратная дорога, отдых на фактории и возвращение к «родным» чумам.

            Ну и, конечно же, стоит сказать пару слов о рыбалке. Ловят в тех краях исключительно сетями, мы со своими спиннингами смотрелись смешно. Щуку за рыбу не считают вовсе, даже собак ею не кормят. Хотя щучка там вкусная. Конечно, ни в какое сравнение не идёт с местным щёкуром и муксуном.

 

Вот так состоялось первое знакомство с арктическими широтами.

 

                             Карское море и остров Вайгач.

            Желание побывать на священном ненецком острове Вайгач, вообще говоря, возникло у меня давно, но на уровне «а вот было бы здорово…». С таким же успехом я могла мечтать, например, о Северном полюсе. Однако настал тот момент, когда это желание превратилось в навязчивую идею. Ну а какой самый простой способ избавиться от навязчивой идеи? Правильно, надо её реализовать. Ну а почему бы и нет, собственно? – подумалось мне. И начался сбор информации. Илья Статейкин, Владимир Шадрин, Дима Уткин и, наконец, Виталий Шурухин – вот та цепочка людей, благодаря которым, казалось бы, малоосуществимая идея превратилась в конкретный план. Осталось этот план воплотить в жизнь, что и было сделано ближайшим летом.

            АН-24 заходит на посадку. Внизу маленькие кубики строений арктического посёлка Амдерма и море до горизонта. Амдерма нас встречала солнцем, ветром и самой что ни на есть июльской температурой +6˚С.

            Именно в окрестностях Амдермы я впервые увидела Карское море. Оно поражает своим великолепием. А какая там вода! Настолько прозрачную воду  больше нигде не видела. Ну и холодная до жути, товарищ мой искупался, меня же хватило только по колено зайти. Недалеко от посёлка расположена «городская набережная», так в шутку называют амдерминцы район Чёрных скал. Впрочем, далеко по этой «набережной» лучше не ходить, можно повстречать белых медведей.

 

 

В позапрошлом году ребята встретили, вылез из моря как раз в районе Чёрных скал. Мы в это время были в тундре, не довелось увидеть (даже не знаю, к счастью или к сожалению). В море кипит жизнь: то высунет любопытную морду нерпа, то на горизонте пускают фонтаны гренландские киты, то резвится стайка белух.

 

А рыба… какая там рыба! Горбуша, камбала, треска и наивкуснейший северный омуль, байкальский омуль ни в какое сравнение не идёт.

 

            Чтобы попасть на Вайгач, нужно переправиться через пролив Югорский шар. В самом узком месте пролива всего два километра, но там редко кто переправляется. В Югорском шаре сильные и непредсказуемые течения: то встречные, то попутные, то вихревые - сталкиваясь между собой, они образуют высокие стоячие волны, так называемый сулой. Мы переправились от устья реки Чёрной, здесь порядка четырнадцати километров до острова, зато спокойней. Тем не менее, впечатлений хватило: вроде море спокойное, но вдруг на ровном месте возникают полосы с сильным волнением.

            Вайгач… Земля ненецких божеств, тотемов, место совершения языческих ритуалов. Остров, где с древних времён никто не проживал, но на котором многие столетия располагались главные святилища сменяющих друг друга народов Севера. Первые упоминания об этой части суши найдены в описании острова участниками английской экспедиции С.Барроу 1556г. В 1594-1595гг. на острове побывала экспедиция под руководством В.Баренца. На Вайгаче бывали и поморы, чему свидетельство – сохранившиеся по сей день старинные поморские кресты. Эти кресты служили также важным приметным знаком при плавании в проливе Югорский Шар. В 1921г. на острове Вайгач побывала российская экспедиция под руководством Н. А. Куликова, которая обнаружила залежи полиметаллических руд. С 1930г. геологическая партия под руководством Ф. И. Эйхмана продолжила исследования полезных ископаемых острова. Научную часть поисков возглавлял известный геолог и географ, профессор П. В. Виттенберг, в то время  заключенный. В 1934г. на острове Вайгач в бухте Варнек были открыты пять шахт по добыче свинцово-цинковых руд, где работали заключенные. Работы продолжались до затопления водой рудника в 1938г., после чего рудник был закрыт. Заключенных отправили в Воркуту. В настоящее время рудники не работают. В 1950г. на мысе Болванский Нос Россия открыла полярную метеорологическую станцию имени Е. К. Федорова.  В 50-х годах прошлого столетия на Вайгач были переселены несколько семей местных жителей с архипелага Новая Земля, когда там организовывали ядерный полигон. Так на острове появилось поселение, которое существует и в настоящее время. Поселок Варнек представляет собой одну улицу, всего там живёт  порядка 70 человек. Жители занимаются охотой и рыболовством.

            Но главными хозяевами Вайгача уже много веков являются идолы. Особенно почитались два камня-идола – Старик и Старуха («Вэсако» и «Ходако»), один из них стоял на севере, другой – на юге острова. Хотя Вайгач охраняли от вторжения чужеземцев, в XIX веке сотни каменных и деревянных идолов были уничтожены миссионерами. Однако церковь на Вайгаче так никогда и не была построена, он так и остался священной ненецкой землёй. Для поклонения своим богам и ритуальных жертвоприношений ненцы с просторов Большеземельской тундры, с Урала, с Ямала и с низовьев Оби стремились попасть на остров. Возле святилищ, кроме черепов и костей, найдено множество монет, вплоть до древнеримских. Считается, что камешек, привезённый с Вайгача, приносит удачу в охоте и охраняет жилище от злых духов.

            Мы высадились на мысе Сухой Нос, в южной части острова. Расположились в старинной промысловой избе. Изба эта очень старая, но добротная. Чувствуется, что за строением следят и оберегают. Полы выглядят свежевымытыми, есть всё необходимое для жизни: печка, посуда, спички, сухари, чай, крупа. Удивительно, но сохранились предметы старинной утвари. Например, тарелки, датированные 1876г.

 

Неподалёку от избы находится маяк, работает на солнечных батареях. Можно встретить нехитрые охотничьи приманки.

 

При желании можно прогуляться до мыса Дьяконова, где расположено святилище ненцев, и до мыса Створного (Крестового), где стоит старинный поморский крест. Правда, на такую прогулку лучше закладывать день, а то и два. По прямой до этих интересных мест около 25 км, но в тундре прямых расстояний не бывает, можно смело умножать на два.

 

К сожалению, нам не довелось тогда побывать в бухте Лямчина, прогуляться по берегам Юнояхи, посетить посёлок Варнек. Время поджимало. Ну что ж, есть повод посетить этот удивительный остров ещё раз.

 

 

 

                Реки Югорского полуострова.

            У каждой реки есть свой характер. Вот и эти три речки, о которых хочется рассказать, несмотря на относительную близость друг к другу, абсолютно разные. Большая Ою, Тоенатосё, Талата – каждая из них интересна и прекрасна по-своему. Единственное, что объединяет эти реки, - это чистота и непосещаемость. По берегам нет абсолютно никакого мусора, даже следы костровищ на месте ненецких стойбищ встречаются очень редко. Зато в изобилии цветочные ковры, разноцветные мхи, а также множество птиц и зверюх. Итак, буквально в двух словах про три реки Югорского полуострова…

Большая Ою или, как её называют местные, – Великая. Река полностью оправдывает своё название, Великая – она и есть Великая. Это самая большая река Югорского п-ова, она неторопливо несёт свои воды в Карское море. Однако обманчива её неторопливость, на реке довольно часто встречаются пороги и шиверы. Берега представляют собой красивейшие каньоны, ох и налазились мы по ним.

 

Впечатления незабываемые: то вниз, опасаясь переломать ноги, то вверх, подыхая под тяжестью рюкзака. Было дело, в ход шла даже верёвка.

 

Помнится, пыхтишь на очередном подъёме и думаешь «да чтоб я, да чтоб хоть ещё раз…», а выберешься наверх – дух захватывает от простора и окружающей красоты. На протяжении всего перехода вдоль Великой нам не встретилось ни одного человека, да что там человека – ни следов вездехода, ни даже следов нарт, вообще ничего. Только выводок песцов да множество разнообразных птиц. Хариус в реке отменный. Говорят, в устье заходит и голец, и горбуша, и даже омуль… но тут нам не свезло. Подножный корм в изобилии: грибы, морошка, заросли дикого лука.

 

            Тоенатосё, местные называют её попросту – Южная. Почему Южная, сейчас объясню. Есть на Югорском п-ове большое озеро Тоинто, в которое впадает несколько рек и вытекает одна.

У каждой из этих рек своё название, да такое, что язык сломаешь. Поэтому, не мудрствуя, местные называют их по сторонам света: Западная, Восточная, Южная. Южная – как раз та, что вытекает из озера. После каньонов Великой берега Южной показались асфальтом. Слияние рек очень красиво, хотя, может быть, мы просто обрадовались, когда до него дошли.

Крутые спуски-подъёмы сменились невысокими холмами, попалось место ненецкого стойбища (небольшой след от костра и кучка костей) и след от нарт. Такое ощущение, что попали в цивилизацию. Действительно, речка производит впечатление «домашней»: плавно переходящие друг в друга холмы, поля с морошкой, галдящие стайки белощёкой казарки. Даже водопады и пороги кажутся какими-то родными. Из рыбы – небольшой хариус, грамм на пятьсот.

 

 

            Ну и наконец, Талата, красавица Талатаяха… Я никогда не возвращаюсь в уже пройденные места, но на Талату вернусь обязательно – настолько поразила эта река. Талатаяха уникальна: грандиозные каньоны с высотой скальных стен до 50 метров, пороги и водопады сменяются тихими глубокими плёсами, чаячьи базары, абсолютно первозданная, ничем не нарушенная природа. Невозможно словами передать всю красоту этой реки. Представьте себе четырёхступенчатый водопад, последняя ступень которого образуется узкой щелью между скалами. Или река вдруг делает поворот на 180 градусов, а берега – отвесные высокие стены. Да что там говорить, это нужно видеть…

            Ещё одна особенность Талаты – река абсолютно непосещаема, жители Амдермы предпочитают ловить рыбу поближе, да и добраться до этой речки непросто. Вот такое чистое место. Соответственно и зверь с птицей непуганые: белощёкая казарка вблизи выгуливает свой выводок, песец наблюдает за нашими сборами, невдалеке на скалах скачут зайцы.

 

 

 

            Отдельно хочется сказать про обилие рыбы: хариус ловится всегда и практически на любую приманку. Если раньше задачей было поймать рыбу, то на этой реке нужно было умудриться рыбу не поймать. Вода настолько прозрачная, что видно рыбу, а то и сразу двух-трёх, идущих за блесной. Было даже такое: выдёргиваешь приманку из воды, и тут же прыгает вслед хариус и хватает блесну в воздухе. Да и размер у тамошних харьков хороший – килограмм плюс-минус. В-общем, к концу маршрута на хариуса мы уже смотреть не могли… Благо, в устьевом участке водится и горбуша, и голец арктический. Горбушу нам половить не довелось, а вот гольчика потягали в удовольствие. Очень сильная и красивая рыба. А вкусная какая! И слабосолёная, и жареная, и копчёная – просто объеденье, а про свежепосоленную икру и говорить нечего. Хлеба не было, икру мазали прямо на рыбу. Устроили себе праздник живота.

 

 

 Вот такая она – речка Талата, жемчужина Югорского полуострова.

 

            Ну вот, собственно, пока самые яркие из впечатлений от посещения удивительных по красоте мест. Это места, где свободно, как и много веков назад, гнездятся птицы и обитают звери, где заросли золотого корня и ковры из морошки, где грибы выше деревьев, где нет тропинок и дорог. Однако любопытство гонит дальше на север. Этим летом собираемся пройтись по островам Карского моря. Интересно, что там…

 

Комментарии(0)

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения.
Ваш вопрос, предложение, пожелание